РАЗМЕР ШРИФТА: A A A

ИЗОБРАЖЕНИЯ ВЫКЛ. ВКЛ.

ЦВЕТ САЙТА Ц Ц Ц

ОБЫЧНЫЙ САЙТ

 



 






 

 

 













 


Памятные даты военной истории России


02 декабря Россия и Турция: столетия войны

Ни одна великая европейская держава не была так удалена от морских и океанских путей, как Россия. Почти вся более чем тысячелетняя история русского государства наполнена упорными попытками закрепиться на морских побережьях и в устьях великих рек.

Это стремление пробиться на выгодные торговые трассы, приблизится к мировым центрам цивилизации диктовалось не только экономическими и культурными потребностями. Также необходимо учитывать геостратегические и исторические корни. Еще Древнерусское государство стояло одной ногой на Черном, а другой – на Балтийском морях, между которыми шел великий торговый путь «из варяг в греки». Кроме того, тяготение к данным морским бассейнам объяснялось и политическими причинами. Южным соседом России было вассальное Османской империи (Турции) Крымское ханство, систематически осуществлявшее грабительские набеги на южные пределы Московского государства и Украину.

Также следует учитывать и религиозно-идеологические мотивы – восприятие Москвы как«третьего Рима», мирового центра православия, а России – как преемницы Византии, на землях которых расположилась империя османов, а над собором Святой Софии был вознесен полумесяц.

К моменту восстановления независимости Русского государства Черноморский бассейн являлся внутренним турецким морем. Все его побережье, а также и горловина, входило в состав Османской империи, полностью контролировавшей проход всех судов из Средиземного моря в Черное и обратно по проливу Дарданеллы, Мраморному морю и проливу Босфор.

Используя выгоды географического положения, Турция стремилась играть роль посредника в торговле между Европой и Азией. Она выдавала тем или иным государствам временные фирманы на право торговли с черноморскими областями. Проливы также служили превосходной базой для турецкого военного флота, который, действуя на морских просторах, всегда мог укрыться от противника за береговыми оборонительными сооружениями. Такое положение сохранялось в течение XVI – XVII веков.

Россия и Турция - столетия войны

Начало русско-турецкого противостояния

Развитие российской государственности во второй половине XVII в. происходило в процессе почти непрерывных войн, являвшихся продолжением внешней политики московского правительства по балтийскому, белорусско-украинскому и крымско-турецкому вопросам. Решение этих проблем затрагивало интересы всех европейских государств, и поэтому политическая и вооруженная борьба сопровождалась широкой дипломатической деятельностью московского правительства, имевшей целью организацию европейских коалиций (против Польши, Швеции или Турции) или же нейтрализацию тех или иных держав.

Во второй половине XVII в. русско-польская война закончилась Андрусовским перемирием 1667 г., по которому польское правительство возвратило России ряд захваченных ранее русских городов и Северскую землю, а также признавало воссоединение с Россией Левобережной Украины. Белоруссия и Правобережная Украина остались в руках польских феодалов. Белорусско-украинская проблема, по существу, оказалась не решенной, хотя в этом вопросе все же удалось добиться значительных успехов.

Во второй половине XVII в. турецкое правительство, укрепив внутреннее политическое положение Турции и упорядочив устройство вооруженных сил, активизировало агрессивную политику против европейских стран (Русского государства, Польши, Германской империи и Венеции).

Заключив мир с Венецией и Германскими землями, турки в 1672 г. нанесли крупное поражение польскому войску и предъявили претензии на Подолию и на всю Украину. Русское правительство предприняло дипломатические шаги с целью организации антитурецкой лиги. Польский же король Ян Собесский побуждал турецкого султана и крымского хана развязать войну против России и заключил на этой основе мир с Турцией.

В такой обстановке русское правительство вынуждено было приступить к решению украинско-черноморской проблемы, хотя основные военные реформы не были еще проведены в жизнь. Турецкое правительство выбрало благоприятный момент для осуществления захвата Украины и развязало войну 1676–1681 гг.

Русскому и украинскому народам пришлось вести тяжелую борьбу с турецко-татарскими захватчиками, отстаивая сохранение в составе Русского государства Украины, которую турецкое правительство собиралось превратить в вассальное княжество.

В 1677 г. большая турецкая армия вторглась на Правобережную Украину и осадила Чигирин. Для деблокады этого важного политического и стратегического центра Украины русское правительство предприняло так называемые Чигиринские походы русского войска, в состав которого входили полки сотенного строя и новые солдатские, рейтарские и драгунские полки. В этих походах проходили проверку частично осуществлявшиеся военные реформы, а русские военачальники накапливали боевой опыт в новых условиях командования. Небольшая часть начальствующего состава состояла из иноземцев, выявлявших в большинстве случаев невысокие военные качества.

В Чигиринском походе 1678 г. во время атаки русскими полками турецких позиций (1 августа) московский выборный полк Шепелева первым ворвался в расположение противника. В результате фланговых атак туркам удалось окружить московский полк. Однако русские военачальники не растерялись, построили каре, окружили его рогатками, и в течение двух часов полк успешно отражал атаки турок. Подоспевшие на помощь подкрепления деблокировали окруженных. В конечном итоге в трехдневном бою турки были разбиты.

Вместо неуклюжих и громоздких щитов гуляй-города русские полки в бою начали применять легкие рогатки, защищавшие пехоту от атак конницы. Эти рогатки обеспечивали успешное применение все еще довольно медленно заряжавшихся мушкетов. Следует также отметить, что строевое обучение позволило быстро строить в бою каре — один из новых боевых порядков полка.

Под Чигирином турки в конечном итоге потерпели крупное поражение и в 1679–1680 гг. действий крупными силами не предпринимали. Для защиты от татарских набегов в это время была построена Изюмская «Черта».

В январе 1681 г. в Бахчисарае был подписан мирный договор, который означал крушение захватнических планов турок в отношении России и части Украины.

 

Крымские походы Голицына

В 1686 г. был заключен «вечный мир» с Польшей. Русское правительство могло теперь приступить к решению татаро-турецкой, а по существу, черноморской проблемы — выход в Черное море и обеспечение южной русской границы от татарских набегов.

В 1684 г. в Европе возникла антитурецкая Священная лига в составе Австрии, Польши и Венеции.В 1686 г. Россия вступила в военный союз против Турции. Согласно принятому плану русское войско должно было развернуть наступательные действия против крымских татар. В этом выражался новый курс внешней политики России, направленной на борьбу с татаро-турецкой агрессией.

В конце 1686 г. началась подготовка к крымскому походу, заключавшаяся в объявлении указа «великих государей» (Ивана и Петра, от имени которых с 1682 г. управляло государством правительство царевны Софьи) о сборе ратных людей, в составлении в разрядах росписей их по полкам, в определении сборных пунктов, в изыскании денежных средств, в подготовке наряда и боеприпасов, в заготовке продовольствия, в комплектовании обоза.

Пунктами сосредоточения войск (к 1 марта 1687 г.) были назначены: Ахтырка (большой полк князя Голицына), Сумы, Хотмыжск, Красный Кут. 22 февраля 1687 г. назначенные воеводы выехали из Москвы к своим полкам. Полки собирались медленно и организационный период занял более двух месяцев.

Генерал Гордон (один из иностранных военачальников) предупреждал большого воеводу В.В. Голицына о главной трудности похода — необходимости преодоления большого пространства безводной степи. Однако каких-либо специальных мероприятий в этом отношении предпринято не было.

13 июня 1687 г. войско переправилось через р. Конские Воды и стало лагерем недалеко от Днепра. Вскоре стало известно, что степь горит. Ее подожгли татары с целью лишить подножного корма конницу, обозных и артиллерийских лошадей. Вся степь «почав от Конских Вод до самого Крыму пожарами» выгорела, вследствие чего оказалась широкой (200 км) оборонительной полосой на подступах к Перекопу. Голицын собрал военный совет, на котором решили продолжать поход. За двое суток прошли только около 12 км, но лошади и люди обессилели, так как сказались отсутствие подножного корма, воды и недостаток продовольствия. На флангах главного операционного направления обозначились тактические успехи. У Овечьих Вод донские казаки разбили значительный отряд татар. Посланные к Казыкермену запорожские казаки нанесли поражение противнику в районе урочища Каратебеня. Но все это не решало исхода борьбы, так как главные силы русско-украинского войска не могли продолжать поход.

17 июня вновь был собран военный совет, высказавшийся за прекращение похода. Голицын приказал отступать, прикрывшись сильным арьергардом, состоявшим из русско-украинской конницы, получившей задачу осаждать Казыкермен. 20 июня походное войско снова было у Конских Вод, где отдыхало около двух недель. 14 августа полки возвратились в свой исходный район — берега р. Мерло. Здесь Голицын распустил ратных людей по домам.

Русское войско имело большие потери от болезней. Плохая организация похода и невыполнение его целей, известных ратным людям, подрывали доверие воинов к командованию и моральный дух войска. Обращает на себя внимание отрицательное тактическое содержание похода, имевшего и положительный результат — был получен первый опыт по преодолению большой степи.

Главное же заключалось в стратегическом результате похода, если учесть коалиционный характер войны. Наступление большого русско-украинского войска сковало силы Крымского ханства и тем самым ослабило Турцию, Россия оказала помощь своим союзникам — Австрии, Польше и Венеции. Успешно взаимодействовали войска на удаленных один от другого театрах военных действий. Однако при тактической неудаче следует отметить несомненный стратегический успех.

Второй поход в Крым был предпринят в изменившейся внешней и внутренней политической обстановке. В Вене шли переговоры о заключении мира с Турцией, польское правительство не собиралось активизировать деятельность своих войск. Для продолжения войны складывалась явно неблагоприятная обстановка. Однако правительство Софьи приняло решение об организации второго крымского похода русского войска, рассчитывая военными успехами укрепить свое пошатнувшееся положение.

Учитывая опыт первого похода, генерал Гордон рекомендовал воеводе Голицыну провести более тщательную подготовку похода 1689 г., в частности, взять с собой стенобитные машины, заготовить штурмовые лестницы (в степи для их изготовления не было материалов), построить на Днепре чайки (для действий со стороны реки против Казыкермена). Гордон предлагал также для обеспечения тыла при наступлении через каждые четыре перехода устраивать небольшие земляные укрепления. Большинство этих предложений не было учтено.

17 марта 1689 г. войско выступило в поход. На основе опыта 1687 г. (движение огромного неуклюжего каре) походное движение теперь совершалось в шести самостоятельных каре (большой полк, авангард и четыре разряда). Каждый разряд состоял из пехотных и конных полков с нарядом и строился по схеме каре первого похода. Такое рассредоточение войска на марше увеличивало его подвижность. В авангард были выделены полки Гордона.

10 мая на непосредственных подступах к Перекопу крымский хан еще раз пытался нанести поражение русско-украинскому войску, окружив его своей конницей. Однако и на этот раз атаки врага успеха не имели. В конечном итоге татары вынуждены были укрыться за укреплениями Перекопа.

Перекоп представляет собой небольшой перешеек — ворота в Крым. В XVII в. он был хорошо укреплен. Весь семикилометровый перешеек перехвачен сухим глубоким рвом (от 23 до 30 м), выстланным камнем. Насыпанный с крымской стороны земляной вал был усилен семью каменными башнями. Единственные ворота защищались расположенной позади них цитаделью, за которой находился город. Цитадель и башни имели на вооружении артиллерию.

Русско-украинское войско начало готовиться к штурму укреплений Перекопа. Сразу же сказалось отсутствие необходимой техники для преодоления крепостных сооружений, о своевременной заготовке которой предупреждал Гордон. Полки успешно совершили тяжелый марш через обширную степь, отразили атаки татар на подступах к Перекопу, но теперь не имели соответствующих средств для прорыва мощных оборонительных сооружений.

В конечном итоге русско-украинское войско «с жалием и руганием на гетмана» начало отступление. Татары опять подожгли степь, и отступление происходило в тяжелой обстановке. Арьергардом командовал Гордон, отметивший в своем дневнике, что затруднения могли возрасти, если бы хан организовал преследование всеми силами. Однако для этой цели он выслал лишь часть своей конницы, в течение восьми суток нападавшей на отступавших.

В крымских походах русское командование приобрело опыт вождения крупных войсковых масс в безводных степях в условиях летнего зноя и весенней распутицы. Выявилась целесообразность расчленения походного порядка на несколько тактических единиц, при наличии, однако, стремления к сохранению компактных масс и правильных геометрических форм их построения. Тщательная организация службы охранения обеспечивала составные части войска (разрядные полки) от внезапных нападений противника.

Одним из следствий тактических неудач крымских походов было падение правительства Софьи. Таким образом, политическая цель, которую ставило правительство, не была достигнута. 

 

Взятие Азова

В 1689 г. Петр в результате противостояния со своей сестрой Софьей стал самостоятельным правителем, заточив ее в монастырь. Приоритетом деятельности Петра I в первые годы единовластия было продолжение войны с Османской империей и Крымом. Он решил вместо походов на Крым, предпринимавшихся в годы правления царевны Софьи, нанести удар по турецкой крепости Азов, расположенной при впадении реки Дон в Азовское море.

Первый Азовский поход, начавшийся весной 1695 г., окончился неудачно в сентябре того же года из-за отсутствия флота и неготовности русской армии действовать в отдалении от баз снабжения. Однако, уже осенью 1695 г. началась подготовка к новому походу. В Воронеже развернулось строительство гребной русской флотилии. За короткое время была построена флотилия из разных судов во главе с 36-пушечным кораблем «Апостол Петр». В мае 1696 г. 40-тысячная русская армия под командованием генералиссимуса Шеина вновь осадила Азов, только на этот раз русская флотилия блокировала крепость с моря. Петр I принимал участие в осаде в звании капитана на галере. Не дожидаясь штурма, 19 июля 1696 г. крепость сдалась. Так был открыт первый выход России в южные моря.

Результатом Азовских походов стал захват крепости Азов, начало строительства порта Таганрог, возможность нападения на полуостров Крым с моря, что значительно обезопасило южные границы России. Однако получить выход к Черному морю через Керченский пролив Петру не удалось: он остался под контролем Османской империи. Сил для войны с Турцией, как и полноценного морского флота, у России пока не было.

Для финансирования строительства флота вводятся новые виды податей: землевладельцы были объединены в так называемые кумпанства по 10 тыс. дворов, каждое из которых на свои деньги должно было построить корабль. Летом 1699 г. первый большой русский корабль «Крепость» (46-пушечный) отвез русского посла в Константинополь для переговоров о мире. Само существование такого корабля склонило султана к заключению мира в июле 1700 г., который оставил за Россией крепость Азов.

Однако после поражения в Прутском походе 1711 г. Россия вернула Азов Турции и разрушила Таганрог, но за счет этого удалось заключить очередное перемирие с турками. Унизительный Прутский мир 1711 г., по которому Петр I лишился Азова, Тамани, с таким трудом построенного Азовского флота, очень болезненно воспринимался в России.

 

Первое вступление в Крым

При племяннице великого императора – Анне Иоанновне Россия вновь заявила о своих претензиях на черноморское побережье.

Командование армией было поручено фельдмаршалу Миниху. Начиная войну с турками, он составил план, по которому армии предстояло воевать 4 года, занять Северное Причерноморье, Крым, Молдавию, Валахию и в 1739 г. войти в Константинополь. Этому грандиозному плану не суждено было осуществиться, хотя поначалу дела у русской армии пошли неплохо. Донская армия Ласси без труда взяла Азов, а 22 мая 1736 г. произошло историческое событие – впервые русские войска вступили в Крым. Надо сказать, что этому факту предшествовали столетия крымских набегов на Русь. Десятки русских городов были разграблены и преданы огню, сотни тысяч русских пленных были уведены татарами и проданы в рабство. Теперь настало время обезопасить Крым. С огнем и мечом прошли русские войска по Крыму в 1736 г. Татары, не в состоянии воспротивиться нашествию регулярной армии, бежали в горы. Успешно развивались военные действия западнее Крыма. Летом 1737 г. русские войска взяли крупную турецкую крепость Очаков. Но быстрого движения на Стамбул не получилось. Эта задача была трудновыполнимой: военную мощь турок еще не удалось сломать. Под угрозой того, что русские войска могут оказаться запертыми, их пришлось вывести с полуострова.

Летом 1739 г. Миних возобновил наступление. В начале июня 1739 г. он перешел Днепр, а 15 августа был уже за Днестром. Для отражения наступления русской армии главнокомандующий турецкой армией Вели-паша сосредоточил на позициях при Ставучанах все войска, которые мог собрать в регионе, включая хотинский гарнизон. Армия достигала размера в 70-90 тысяч человек в составе: 15-20 тысяч янычар, 8-20 тысяч спахов и сербеджей, 7 тысяч липканов и 40-50 тысяч крымских татар. Артиллерия армии состояла из 70 орудий. Русская армия насчитывала 61 тысячу человек при 250 орудиях, включая 85 полевых. В самом сражении «при ружье в строю» участвовало 48 тысяч человек.

Ожидая подхода армии графа Миниха, Вели-паша отправил татар в тыл русской армии, стараясь окружить войска противника. Турецкую кавалерию главнокомандующий разместил на флангах своей армии. Таким образом, для обороны основных позиций, растянутых на пять верст, Вели-паша оставил около 20 тысяч человек. Для обеспечения наилучшей обороны, паша сконцентрировался на обороне западной части своих позиций, непосредственно прикрывавших дорогу на Хотин. Для организации обороны, турки на этом направлении построили 11 батарей, вооруженных 60-ю мортирами и пушками, и соорудили тройную линию окопов. Окопы правым флангом примыкали к деревне Недобоевцы и имели протяженность в 3 версты. Последние работы на окопах производились в ночь на 28 августа, когда в район уже вышла русская армия. В результате левый участок окопов, протяженностью в 2 версты, вообще не был занят турецкими войсками.

Русская армия вечером 27 августа вышла к реке Шуланец, где встала лагерем. Произведя разведку, граф Миних убедился, что его армия плотно окружена. В тылу и с флангов русских окружали крымские татары и турецкая конница. Впереди Миних имел 20 тысяч турецкой пехоты, которая «в гористых местах, которые и без того собой весьма крепки и авантажны, положением весьма сильно ошанцевалась [окопались]». Но одновременно, фельдмаршал отметил, что «неприятель пред своим правым крылом, против коего наша армия стояла, работу ретраншаментов и батарей продолжал, а левое крыло, которое, хотя и на авантажном месте [опасном для прорыва], однако, не ошанцовано было».

Взвесив сложившуюся ситуацию, осознавая неудачное расположение своего лагеря, который подвергался артиллерийскому обстрелу и нападениям конных отрядов противника, нехватку дров и фуража, невозможность обходного маневра, граф Миних «взял резолюцию 17-го числа на неприятеля в его лагерь напасть», сконцентрировав удар по левому флангу противника. Этому способствовало и настроение войск, которые по признанию графа, «показывали почти неслыханную к баталии охоту и весьма желали, чтобы к неприятелю как наискорее приблизиться». По составленному плану сражения, часть армии должна была произвести отвлекающий маневр на правом фланге противника, а остальная армия нанести главный удар по левому флангу. Для отвлекающего маневра был назначен отряд генерал-лейтенанта Густава Бирона в составе гвардии, двух драгунских, трех пехотных полков и некоторого числа иррегулярных войск, общей численностью в 9 тысяч человек, при четырех гаубицах и 30 пушках.

Рано утром 28 августа, отряд Густава Бирона, изображая авангард всей армии, переправился через речку и встал на небольшой высоте в двух верстах от позиций противника. После этого завязалась артиллерийская дуэль, которая продолжалась до полудня, но была малоэффективна. В полдень фельдмаршал Миних приказал всей армии повернуть вправо и выдвинуться к месту слияния реки Шуланец и ручья, впадавшего около деревни Долина. Отряд генерала Густава Бирона развернулся и переправился обратно через реку, заняв свои места в боевом порядке армии. Такие маневры, Вели-паша принял за отступление русских и даже послал в Хотин известие о победе. Скоро турки осознали свою ошибку и начали переброску войск на левый фланг, где начали возведение новых батарей. Генж-Али-паша и Колчак-паша пытались конницей атаковать армию противника на переправе, где русским приходилось подниматься на невысокий, но крутой берег.

После переправы, русская армия построилась в одно каре, внутри которого был весь обоз, и медленно двинулась на противника. В пятом часу дня, когда армия проходила возле Ставучан, турки пошли в решительную атаку. С фронта атаковали 12-13 тысяч янычар, с правого фланга – турецкая конница. Русская армия остановилась и, огородившись рогатками, открыла ружейный и артиллерийский огонь. Турецкая конница, не выдержав огня, развернулась и ушла обратно за Ставучанский ручей. Из янычар только около 3 тысяч человек достигли рогаток, но, не имея успеха, обратились в бегство. Опасаясь за свой обоз, Миних решил отказаться от преследования противника. Под впечатлением от провала атаки, турецкие войска, занимавшие позиции, подожгли свой лагерь и спешно ушли в сторону Хотина. На поле осталась только кавалерия и крымские татары, которые еще пытались атаковать противника.

В 7 часов вечера русская армия достигла турецких позиций и заняла лагерь противника. Тут Генж-Али-паша попытался сделать последнюю попытку атаковать русских. Но огонь двух артиллерийских бригад расстроил турецкую кавалерию, так и не успевшую вступить в бой. После этого вся турецкая армия обратилась в бегство, преследуемая русскими войсками. Разгром был полный, турецкая армия была рассеяна. Большая часть турок, включая и хотинский гарнизон, под командой Вели-паши и Генж-Али-паши ушли к Бендерам, часть ушла к Пруту, а татары – в Буджак. Победителям достались 19 медных пушек, 4 мортиры, знамена, множество снарядов.

Русские потери составили: убитыми 13 человек, включая одного полковника Донского войска, и 54 ранеными, включая 6 офицеров. Причинами столь малых потерь граф Миних называл храбрость российских солдат и артиллерийским и траншейным огнем, которому они обучены. Потери османской армии составили более тысячи человек убитыми, которых они оставили на поле боя. Следствием этой победы стала капитуляция Хотина. 30 августа комендант Колчак-паша сдал город по первому требованию графа Миниха.

Победы Румянцева в русско-турецкой войне 1768-1774 гг.

 

Окончательная попытка выйти и закрепиться на побережье Черного моря была предпринята в правление Екатерины Великой (1762-1796). В этот период Россия вела войну с Турцией за выход к Черному морю (1768-1774). К августу 1770 года армия генерал-фельдмаршала Румянцева одержала две крупные победы над турками при Рябой Могиле и Ларге. Однако султан не смирился с поражением, и огромная армия во главе с великим визирем Иваззаде Халил-пашой, переправившись на судах через Дунай, решила атаковать русских. Перебравшись на другой берег, Иваззаде Халил-паша взял на себя командование центром войска. Командующим правым флангом великий визирь назначил Абазу-пашу, арьергарда - Мустафу-пашу. К отряду каждого из них было придано по 10 орудий большого калибра. Султанские воины и их командиры поклялись не отступать до тех пор, пока не разобьют русскую армию.

В то время Румянцев находился в ожидании прибытия провианта и тем самым дал возможность войску Иваззаде Халил-паши соединиться с отрядом, стоявшим на Кагуле. 16 июля в турецком лагере было произведено до 40 пушечных выстрелов, возвестивших о прибытии великого визиря. Численность объединенного войска турок составила до 150 тыс. человек, в том числе 50 тыс. пехоты и 100 тыс. конницы.

Румянцев хотел немедленно двинуться на неприятеля, но не считал возможным сделать это, не имея с собой, по крайней мере, семидневного провианта. Положение Румянцева было следующее: перед его фронтом стояло 150 000 турок, справа и слева длинные озера Кагул и Ялпуг препятствовали свободному движению, продовольствия оставалось на два-четыре дня. В случае неудачи армия оказалась бы в тяжелом положении, будучи запертой в узком пространстве между рек и больших озер, атакуемая с фронта и с тыла противником в десять раз сильнее. Румянцев мог легко выйти из этого положения, достаточно было только отступить к Фальчи, и, обеспечив себя продовольствием, ждать нападения противника на выбранной позиции. Тогда даже в случае проигрыша сражения он мог отступить на соединение со Второй армией и затем снова перейти в наступление. Но Румянцев остался верным своему правилу: «не сносить присутствия неприятеля, не атаковав его». Румянцев приказал армейским обозам, следовавшим от Фальчи к реке Сальче, перейти к реке Кагул для предотвращения нападения татар из-за Ялпуга.

Русский полководец уже в 1770 г. выработал правила построения войск для нападения на турецко-татарскую армию. По замыслу Румянцева, каждая дивизия («корпус») строилась в каре, в котором «боковые фасы половину фрунтового фаса имели». Углы каре предписывалось занять гренадерам ближайших к ним полков. Несколько каре образовывали боевую линию, а на флангах располагались егерские каре. Атаку надлежало производить скорым шагом («поспешно») под звуки музыки.

Турки заметили неподвижность армии Румянцева, но думали, что она происходит от осознания собственной обреченности. В 10 часов утра 20 июля турецкая армия снялась со своей позиции и двинулась к селению Грачени. Румянцев наблюдал это движение с высокого холма. При виде турецкой армии, остановившейся к вечеру в двух верстах не доходя Траянова вала и выбирающей позицию, Румянцев - несмотря на малочисленность своей армии, в которой после отвлечения до 6 000 человек на прикрытие обозов оставалось всего 17 000 человек - сказал окружавшему его штабу: «Если турки осмелятся в этом месте разбить хоть одну палатку, я их атакую в эту же ночь».

Турецкая армия разбила свой лагерь в семи верстах от русских войск, на левом берегу реки Кагул близ ее устья. После рекогносцировки русской позиции 19 июля визирь составил следующий план атаки: имитируя наступление на центр русской армии, все главные силы устремить на левое крыло, стараясь опрокинуть русских в реку Кагул. При звуке выстрелов крымский хан должен был перейти реку Сальчу и всеми своими силами ударить с тылa. По сведениям, полученным от пленных, визирь и хан планировали атаку на 21 июля.

Румянцеву было необходимо атаковать турок прежде, чем татары успеют напасть с другой стороны. Поэтому в час ночи на 21 июля русские войска выступили с позиции и, соблюдая тишину, проследовали к Траянову валу. Во время этого движения в турецком лагере произошла фальшивая тревога со стрельбой, но затем вновь восстановилось спокойствие. На рассвете русская армия перешла Траянов вал и выстроилась в линии. Когда турки заметили атакующих, они послали массы конницы, которая растянулась перед всем русским фронтом и повела атаку. Русские силы остановились и открыли огонь. Особенно эффективен был огонь артиллерии. Когда артиллерия отбила атаку на центр, турки переместили удар вправо для усиления атаки на колонны генерала Брюса и князя Репнина. Воспользовавшись лощиной между этими каре, турки окружили их со всех сторон.

В это время Румянцев отправил резервы из атакованных колонн для занятия лощины и создания угрозы турецким путям отступления к лагерю и ретраншаментам. Этот маневр удался: турки, боясь потерять пути отступления, бросились из лощины к ретраншаменту под картечным огнем русской артиллерии. При этом остальная турецкая конница, атаковавшая каре на правом и левом флангах, также поспешно отступила. Неуспех сопутствовал туркам и на левом их фланге, где генерал Баур не только отбил атаку, но и перешел в наступление и под огнем успешно штурмовал 25-пушечную батарею, а затем захватил и ретраншамент, овладев 93 орудиями.

Отразив турецкую атаку, русские войска в 8 часу утра двинулись к главному ретраншаменту турецкого лагеря. При подходе русских войск турки открыли огонь по каре генералов Олица и Племянникова. При подходе каре Племянникова к ретраншаменту, около 10 000 янычар спустились в лощину между центром и левым флангом укрепления и ринулись на каре, ворвались в него и смяли некоторые части. Каре было расстроено, янычары захватили два знамени и несколько зарядных ящиков, русские солдаты спасались бегством, пытаясь укрыться в каре генерала Олица и тем приводя его в беспорядок.

Заметив это и опасаясь за участь каре, Румянцев обратился к принцу Брауншвейгскому, бывшему поблизости, и спокойно сказал «Теперь настало наше дело». С этими словами он поскакал из каре Олица к бегущим войскам Племянникова и одной фразой: «Ребята, стой!» - удержал бегущих, которые остановились и сгруппировались около Румянцева. Одновременно по янычарам открыла огонь батарея Мелиссино, с двух сторон их атаковала кавалерия, а генерал Баур, уже вошедший в ретраншамент, отправил от себя батальон егерей для атаки янычар слева и для продольного обстрела рва перед ретраншаментом, в котором также засели янычары. После замешательства, произведенного взрывом зарядного ящика, 1-й гренадерский полк бросился в штыки. Янычары были обращены в бегство, кавалерия стала их преследовать. В это же время каре были приведены в порядок, фланговые колонны заняли весь ретраншамент и отбили захваченные турками знамена. После потери укреплений, артиллерии и обозов турки увидели, что корпус князя Репнина заходит им в тыл, в 9 часов утра оставили лагерь и обратились в бегство под фланговым огнем корпуса Репнина.

Иваззаде Халил-паша с саблей в руке пытался остановить бегущих, но все его слова пропадали даром. Объятые паникой османские воины кричали в ответ Халил-паше: «Нет сил сбить русских, которые поражают нас огнем, как молнией». Находившийся позади султанского войска Мустафа-паша рубил отходящим уши и носы, но и это средство не смогло прекратить беспорядочное бегство турок.

Усталость солдат, бывших на ногах с часу ночи, не позволила русской пехоте продолжать преследование далее четырех верст, после чего преследование продолжалось кавалерией. По окончании сражения Румянцев занял позицию позади бывшего турецкого лагеря.

Русские трофеи состояли из 140 пушек на лафетах со всеми принадлежностями, всего турецкого багажа, обозов и лагеря. Даже денежная казна визиря была оставлена в ходе битвы. Потери турок были велики: только на поле перед ретраншаментом и в лагере было собрано 3 000 убитых. На пути отступления на расстоянии до семи верст лежали груды тел. По «умеренному счету» турки потеряли до 20 000 человек. Российские потери составили: убитыми 353 человека, без вести пропавшими 11, ранеными 550 человек. В донесении о победе, отправленном с бригадиром Озеровым, 1-й гренадерский полк которого решил победу, Румянцев написал: «Да позволено мне будет, всемилостивейшая государыня, настоящее дело уподобить делам древних Римлян, коим ваше величество мне велели подражать: не так ли армия вашего императорского величества теперь поступает, когда не спрашивает, как велик неприятель, а ищет только, где он».

За Кагул Петр Александрович Румянцев стал первым в истории России кавалером ордена святого Георгия I класса. После этой победы он шел по пятам неприятеля и последовательно занял Измаил, Килию, Аккерман, Браилов, Исакчу. Своими победами оттянул главные силы турок от Бендерской крепости, которую 2 месяца осаждал и которую взял штурмом в ночь на 16 сентября 1770 г. граф Панин.

Чесменское сражение, 1770 год

 

В войне 1768-1774 гг. Османской империи был нанесен еще один сильный удар. Впервые русская Балтийская эскадра под командованием адмирала Г.А. Спиридова разгромила турецкий флот в Чесменском сражении.

Нужно отдать должное противнику: турецкий флот хорошо приготовиться к бою. По наблюдению С.К. Грейга, «турецкая линия баталии была превосходно устроена, расстояние между кораблями было не более длины двух кораблей». Флот турок был построен в две линии: 10 линейных кораблей в одной линии, 7 линейных кораблей, 2 каравеллы и 2 фрегата - в другой, при этом расставлены они были в шахматном порядке, так, чтобы суда второй линии занимали промежутки между судами первой и могли вместе с ними вести огонь всем бортом. Таким образом, русские корабли попадали под одновременный огонь примерно 700 орудий.

При сближении с врагом Спиридов применил своего рода «психическую атаку»: суда шли на противника в полном молчании, не открывая огонь. Это молчание, при постоянном возрастании напряжения (а сближение длилось 4 часа, с 8 до 12 часов!) должно было само по себе привести турок в замешательство и недоумение. Расчет адмирала полностью оправдался: у турок сдали нервы, и они открыли огонь по русской эскадре, как только та приблизилась на расстояние выстрела. Русские корабли ответили на это молчанием: приказ был не открывать огня ранее сближения с турками на пистолетный выстрел. Только после выхода на эту дистанцию корабли открыли ответный огонь.

Первой приблизилась к врагу «Европа». Развернувшись бортом, она дала залп и медленно двинулась вдоль всей турецкой линии. Однако неожиданно ее капитан повернул на правый галс и вышел из линии. Спиридов, увидевший это и не знавший о причине такого маневра, яростно крикнул со своего мостика: «Господин Клокачев! Поздравляю Вас матросом!» Однако Клокачев виноват не был: лоцман-грек предупредил его о камнях, которые лежали у него прямо по курсу. «Евстафий» занял место «Европы». «Евстафий» стал головным в авангарде, и на него немедленно обрушился огонь с трех неприятельских кораблей. Г.А. Спиридов, в парадной форме, при всех орденах и с обнаженной шпагой, расхаживал на шканцах и хладнокровно руководил боем, подбадривая матросов.

Сосредоточенный огонь неприятеля перебил на «Евстафии» снасти и лишил его способности самостоятельно передвигаться. Корабль стал дрейфовать в сторону турецкого флота - его сносило прямо на флагманский турецкий корабль «Реал-Мустафа». При этом он ни на минуту не прекращал огня, направленного на вражеский флагман. Когда «Евстафий» уперся в него бушпритом, русские и турецкие матросы схватились в ожесточенном рукопашном бою. Одному из матросов «Евстафия» удалось пробиться к кормовому турецкому флагу. Он попытался сорвать его - но правая рука была тотчас же перебита; он повторил попытку левой рукой - то же самое. Тогда он вцепился во вражеский флаг зубами - и сорвал-таки его! Изодранный флаг был доставлен Спиридову.

В час дня огонь единорогов «Евстафия» вызвал пожар под шканцами «Реал-Мустафы». Гассан-паша, чтобы избежать плена, на шлюпке, поджидавшей у противоположного борта, ретировался на 100-пушечный корабль «Капудан-паша», а пожар на «Реал-Мустафе» продолжал разгораться, угрожая теперь и «Евстафию». В этих условиях Спиридов как старший флагман, руководивший боем, в соответствии с требованием Морского устава принял решение покинуть судно и перенести свой флаг на «Три святителя».

Едва шлюпка успела отвезти Спиридова и Федора Орлова, как рухнула охваченная огнем грот-мачта «Реал-Мустафы», и горящие обломки ее попали в открытую крюйт-камеру «Евстафия». Раздался взрыв огромной силы, а через некоторое время - второй: «Реал-Мустафа» разделил участь «Евстафия». Из всего экипажа «Евстафия» спаслись лишь его командир, капитан 1 ранга Круз, израненный и обожженный, но удержавшийся на воде за обломок мачты, 9 офицеров и 51 матрос.

Взрыв «Реал-Мустафы» вызвал панику в рядах турецкого флота. Корабли стремились отойти подальше от страшного места, чтобы не загореться и в беспорядке отходили в Чесменскую бухту. При этом паника была явно несоразмерна реальной ситуации - был потерян только один корабль, Гассан-паша спасся с взорвавшегося корабля и нашел пристанище на «Капудан-паше», откуда вполне мог руководить боем. Но и у команды этого корабля настроение было отнюдь не боевое: примерно за час до взрыва «Реал-Мустафы» он попал под ураганный огонь с «Трех иерархов», причем из-за неудачного маневра при снятии с якоря минут пятнадцать стоял под опустошительными продольными выстрелами с русского корабля. Сумятицу на турецких кораблях усиливало то, что многие из них в бегстве сталкивались друг с другом. Примерно в половине второго Гассан-бей вывел из боя последние корабли и увел их в Чесменскую бухту.

Итак, в результате боя, длившегося примерно два часа, турецкая эскадра была полностью деморализована. Однако численное превосходство по-прежнему оставалось на ее стороне. Кроме того, из-за безветрия буксируемые гребными галерами неприятельские суда легко ушли от русской эскадры, не имевшей гребных галер. У противника оставалось также преимущество в скорости хода. Однако русские корабли надежно перекрыли выход из бухты, а бомбардирский корабль «Гром» уже в 17.00 начал обстрел турецкой эскадры из мортир и гаубиц. Бомбардировка, в которой участвовали линейные корабли «Святослав» и «Три Иерарха» и пакетбот «Почтальон» продолжалась и весь день еще больше усиливая деморализацию турок.

Русскими были также подготовлены 4 брандера (специальные суда, которые использовались для диверсий) из малых судов. Вечером 6 июля бомбардирский корабль гром встал на рейде бухты и завязал перестрелку с турками. Его поддержали линейные корабли «Европа» и «Ростислав». Стрельба должна была иметь психологический характер и отвлечь турок внимание турок от брандеров. Первые три брандера не смогли выполнить поставленной задачи – один из них сел на мель и затонул из-за этого, со второго брандера дезертировала команда, третий брандер под командованием кн. Гагарина был подожжён слишком рано и не смог нанести урона турецкому флоту. Однако брандер под командованием лейтенанта Ильина успешно достиг расположения турецкого флота и поджёг линейный корабль. Взрыв порохового погреба на корабле произвёл гигантские разрушения: горящие обломки летели в другие корабли, разнося огонь. В завершении боя русские были вынуждены прекратить стрельбу и заниматься спасением выживших турок. К 8 утра 7 июля все было кончено.

Османская империя разом лишилась большей части флота. Погибло 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены. Эта блестящая победа стала настоящей школой русского морского боя, мощь которого еще предстояло узнать. В память об этой битве для русских моряков была отчеканена памятная медаль, на которой изображалась одна из сцен гибели турецкого флота. Кроме места и даты битвы на медали было всего одно слово – «Былъ», имелось в виду «был турецкий флот, а нет теперь». В честь Чесменской победы Екатерина II велела возвести также специальную колонну и церковь, а Спиридову императрица пожаловала высокую награду - орден святого Андрея Первозванного.

Через четыре года после этих событий, в 1774 г., между Российской и Османской империей был подписан мирный договор. К России отходили Азов, Еникале, Керчь и земли между Днепром и Бугом. Крым становился независимым от Османов, а русским боевым и торговым кораблям было разрешено плавать по Черному морю и проходить через проливы.

Кинбурнская коса, 1787 год

 

События, связанные с вхождением Крымского полуострова в состав русского государства (1783 г.) и началом освоения черноморского побережья стали причиной объявления турками новой войны России: 1787 – 1791 гг.

Эта война стала триумфом русского сухопутного и военно-морского оружия, связанного с именами А.В. Суворова и Ф.Ф. Ушакова, одержавших над противником ряд сокрушительных побед.

13 августа 1787 г. Турция объявила состояние войны с Росси­ей, стягивая в район Очаков - Кинбурн крупные силы (свыше 100 тыс. человек). К этому времени для противодействия туркам Военная коллегия учредила две армии. Под начало П.А. Румянцева поступила Украинская армия с второстепенной задачей: следить за безопасностью границы с Польшей. Командование Екатеринославской армией взял на себя князь Потемкин, который должен был ре­шать главные задачи кампании: овладеть Очаковым, перейти Днестр, очистить весь район до Прута и выйти к Дунаю. На свой левый фланг в район Кинбурна он выдвинул отряд А.В. Суворова. На стороне России в этой войне выступила и Австрийская империя. 1 октября 1787 г. турки высадили на Кинбурнскую косу 5-тысячный десант. Выкопав 15 рядов окопов, османы ринулись на штурм крепости.

После того, как многочисленное войско противника приблизи­лось к Кинбурну на расстояние одной версты, было решено дать ему отпор. Под командованием Суворова находились войска общей численностью в 4405 человек. Сражение началось в 15 часов. Войска первой линии под ко­мандованием генерал-майора И.Г. Река, выступив из крепости, стре­мительно атаковали неприятеля. Наступление пехоты подкрепляли резервные эскадроны и казачьи полки. Янычары, опираясь на ложе­менты, оказывали упорное сопротивление. Во время боя Суворов находился в авангарде среди солдат, и лично воодушевлял их. Под ним убили лошадь, он вынужден был спешиться. Турки бросились на русского генерала, но его заслонил собой мушкетер Новиков. Начавшие было отступать русские солдаты увидели это, с криками «Братцы, генерал остался впереди!» кинулись на выручку и потеснили врагов. Вскоре Суворов был ранен в бок картечью и даже на время потерял сознание. Но когда пришел в себя, то сумел подняться и возглавил новую яростную атаку. Стороны бились до полного изнеможения. Однако к вечеру, не выдержав натиска свежих русских сил, противник стал отходить. Суворовские солдаты выбили его из всех 15 ложементов. Загнанный в самый угол косы, враг упорно защищался. Его поддерживал огонь флота. Но дело было решено отвагой русских чудо-богатырей. К полуночи сражение окончилось полным разгромом ту­рецкого десанта. Удалось спастись всего около 500 туркам.

 

Сражение при Рымнике, 1789 год

В 1789 г. представитель союзной России Австрийской империи фельдмаршал принц Иосиф-Мария Саксен-Кобург-Заафельд - командующий австрийским корпусом - обратился за помощью к генерал-аншефу А.В. Суворову, который сосредото­чил свои части (7000 человек) в Бырладе. Соединив свои войска, союзники утром 21 июня атаковали у Фокшан 40-тысячную армию турок. В ходе ожесточенного сражения турки были разгромлены наголову. Противник бежал, оставив Фокшаны.

В августе Потемкин осадил Бендеры, сосредоточив под стенами крепости почти всю русскую армию. В Молдавии оставалась только малочисленная дивизия Суворова. Турецкий визирь Юсуф снова решил разбить австрийцев и русских поодиночке, а затем помочь осажденным Бендерам.

Суворов, разгадав замысел Юсуфа, совершил быстрый марш на соединение с австрийцами у Фокшан. За два с половиной дня в чрезвычайно сложных погодных условиях он прошел 85 верст и 10-го сентября соединился здесь с австрийцами. Предстоял бой у реки Рымник.

Силы союзников составили 25 000 человек при 73 орудиях. Силы ту­рок - 100 тыс. человек при 85 орудиях. Несмотря на четырехкратное превосходство противника в силах, Суворов настоял на атаке. Турецкие войска были разбросаны в четырех лагерях, чем и решил воспользоваться великий русский полководец.

Местность, на которой предстояло вести бой, представляла собой возвышенное плато. Централь­ной его частью был район леса Крынгу-Мейлор. Именно там и на­ходилась главная позиция противника. С флангов ее ограничивали глубокие овраги, дно которых имело вязкий грунт. Правый фланг прикрывался еще колючим кустарником, а левый - укреплениями у деревни Бокза. Перед фронтом возводился ретраншемент.

Внезапная атака Суворова застала турок врасплох. Союзники построили свой боевой порядок углом, с вершиной в направлении неприятеля. Правую сторону угла составляли полко­вые каре русских, левую - батальонные каре австрийцев. При на­ступлении между левой и правой сторонами образовался промежу­ток около 2-х верст, занятый австрийским отрядом генерал-майора барона Андрея Карачая.

Бой начался рано утром 11 сентября. Стремительной атакой через овраг правофланговое каре русских овладело передовым ту­рецким лагерем у Тыргу-Кукули. Перед глубоким оврагом первая линия русской пехоты замешкалась и  остановилась под артиллерийским огнем. К ней устремился Суворов. Его появление в линии и придало атаке стре­мительность. Турки отступили за Тыргу-Кукулуйский лес.

Принц Кобургский двинул вперед свой корпус чуть позже. При­крывавший центр отряд гусар А. Карачая семь раз устремлялся в атаку, и каждый раз ему приходилось отхо­дить. Австрийцы заколебались, и Суворов был вынужден выделить два пехотных батальона для поддержки союзников. Сражение подходило к апогею. К полудню атаки русских и авст­рийцев батальонов заставили турок отойти к Крынгу-Мейлорскому лесу, то есть к своей главной позиции.

В час дня войска снова двинулись вперед: русские на левый турецкий фланг, австрийцы - на центр и правый фланг. Великий визирь выбросил навстречу 40 тыс. конницы, которой удалось ок­ружить левое крыло австрийцев. Кобург слал к Суворову адъютан­та за адъютантом, прося о помощи. И она пришла. Русский полко­водец, овладев Богзой, на полном марше перестроил свои боевые порядки, стал сближаться с австрийским корпусом, пока русские не составили с ним одной линии. Ружейно-пушечный огонь охладил пыл османов. Русская кавалерия, действуя в конном строю, овладела турецким ретрашементом. Армия великого визиря побежала.

Турки потеряли около 10 000 человек убитыми и ранеными. Победители взяли 80 орудий и весь турецкий обоз. Потери союзни­ков составили всего 650 человек.

Заслуги Суворова были высоко оценены. Австрийский импе­ратор пожаловал ему титул графа Священной Римской империи. В графское достоинство возвела его и Екатерина II с добавлением Рымникский. На Суворова пролился алмазный дождь: бриллианто­вые знаки ордена Андрея Первозванного, шпага, осыпанная брил­лиантами, бриллиантовый эполет, драгоценный перстень. Но боль­ше всего полководца порадовало то, что он был награжден орденом святого Георгия 1-й степени.


 

Триумфы флотоводца Ушакова

 

 

В это время на Черном море русская эскадра адмирала Ф.Ф. Ушакова наносит туркам удар за ударом, громя флот Османской империи.

В 1783 г. Федор Федорович в чине капитана 1-го ранга, активно участвовал в строительстве военно-морской базы в Севастополе, в постройке кораблей в Херсоне. Один из новопостроенных мощных линейных кораблей - 60-пушечный «Святой Павел» поступил под его командование. Когда в 1787 г. Екатерина II посетила Севастополь и ознакомилась с созданным в короткое время флотом, она осталась очень довольна. В числе поощренных ею морских офицеров был и Ушаков, которого она произвела в капитаны бригадирского ранга.

Летом 1788 г. эскадра вышла в море и 3 июля встретилась с турецким флотом у острова Фидониси. Турки вдвое превосходили русских по числу кораблей, имели тройной перевес в орудиях и первыми открыли огонь по русскому авангарду («Святой Павел» и три фрегата). Расстояние не позволяло русским фрегатам вести эффективную стрельбу из 12-фунтовых пушек, и Ушаков, возглавлявший авангард, предпринял смелый маневр. Он приказал фрегатам обойти головные турецкие корабли с наветренной стороны, чтобы поставить их «в два огня», а сам на «Святом Павле» вышел из строя и решительно атаковал флагманский корабль Гассан-паши. В результате боя, продолжавшегося около трех часов, флагманский корабль противника получил серьезные повреждения. Это вынудило Гассан-пашу, а за ним и все корабли его эскадры покинуть район боя. Потемкин высоко оценил боевое искусство Ушакова, последний был награжден орденом святого Георгия 4-й степени, произведен в контр-адмиралы и получил начальство над всем корабельным флотом в Севастополе. С этого момента началось подлинное боевое становление этого флота, стали закладываться его славные боевые традиции. 

В этой войне Ушаков прибегнул к созданной им новой маневренной тактике, принципиально отличавшейся от принятой в то время линейной. Основными чертами тактики Ушакова были: применение единых походно-боевых порядков, выделение резерва («эскадры кайзер-флага»), решительное сближение с противником на короткую дистанцию без перестроения боевого порядка, сосредоточение основных усилий против флагманских кораблей противника, сочетание прицельного артиллерийского огня и маневра, преследование противника до полного его уничтожения или взятия в плен. Придавая большое значение морской и огневой выучке личного состава, Ушаков был сторонником суворовских принципов воспитания подчиненных. Не потеряв в морских сражениях ни одного судна, Ушаков нанес турецкому флоту невосполнимый урон более чем в 50 судов, отвоевав для России целый Черноморский регион. Турки были напуганы победами Ф. Ушакова до такой степени, что их флот не решался выходить из Босфорского пролива, боясь встретиться с грозным для них адмиралом, получившим прозвище «Ушак-паша».

31 июля 1791 г. Ушаков одержал над турецким флотом блистательную победу в сражении у мыса Калиакрия. В этом сражении он атаковал противника в походном строю трех колонн. Исход боя решили смелые маневренные действия - проход русской эскадры между берегом и турецкими кораблями для занятия выгодного наветренного положения перед атакой, выход флагманского корабля Ушакова «Рождество Христово» из кильватерного строя в ходе преследования флагмана противника. Понеся тяжелые потери, турецкие корабли прекратили бой и, пользуясь темнотой, ушли к Босфору. Это поражение перечеркнуло последние надежды Оттоманской Порты и ускорило подписание победного для России Ясского мирного договора.

29 декабря 1791 г. был заключен Ясский мирный договор. Цели, ради которых Османская империя развязала войну, не были достигнуты. Договор подтвердил присоединение к России Крыма и установление протектората над Грузией. К ней была присоединена также территория между Бугом и Днестром.

Русско-турецкая война 1806-1812 годов

 

Укрепившись на черноморском побережье, Российская империя вступает в геополитический спор с Османской державой за преобладание не только в этом регионе, но и в проникновении на средиземноморские рынки, так необходимые для сбыта продукции южнорусских губерний и за влияние на Балканском полуострове, населенном славянскими православными народами. Это противостояние продлится все девятнадцатое столетие и выльется в несколько русско-турецких войн, результатом которых станет поражение Османской империи.

В начале XIX столетия Европа объединяется в коалицию против императора французов Наполеона I Бонапарта. Активное участие в ней принимает и Россия. Однако вооруженные силы союзников терпят сокрушительно поражение, и боевые действия затягиваются. Пользуясь этим случаем, турецкий султан разрывает заключенный в 1805 г. договор о помощи и объявляет России войну. Новое русско-турецкое столкновение приобретает затяжной характер и длится с 1806 по 1812 год.

К 1811 г. столкновение гегемонистских претензий Франции, с одной стороны, и России с ее партнерами по антифранцузской коалиции, с другой, делало очередную русско-французскую войну вероятной. Конфликт же между Россией и Францией из-за континентальной блокады сделал ее неизбежной. В подобной обстановке весь потенциал империи долен был быть направлен на подготовку к грядущему столкновению, однако затянувшаяся на юге очередная война с Турцией 1806 - 1812 гг. отвлекала военные и финансовые резервы. 

В апреле 1811 г. царь Александр I назначает генерала от инфантерии М.И. Голенищева-Кутузова главнокомандующим Молдавской армией. Против нее действовал 60-тысячный корпус великого визиря Турции Ахмед Решид-паши - того самого, которого Кутузов разгромил летом 1791 г. при Бабадаге. 22 июня 1811 г., имея всего 15 тыс. солдат, новый главнокомандующий Молдавской армией атаковал противника у города Рущук. К полудню великий визирь признал себя побежденным и отступил в город. Кутузов же, вопреки общему мнению, решил не штурмовать город, а отвел войска на другой берег Дуная. Он стремился внушить противнику мысль о своей слабости и заставить его начать форсирование реки, чтобы затем разгромить турок в полевом сражении. Предпринятая Кутузовым блокада Рущука сокращала запасы продовольствия турецкого гарнизона, вынуждая Ахмеда-пашу на решительные действия.

Далее Кутузов действовал по-суворовски «не числом, а умением». Получив подкрепления, генерал от инфантерии при поддержке судов Дунайской флотилии начал переправу на турецкий берег Дуная. Ахмед-паша оказался под двойным огнем русских с суши и с моря. Гарнизон Рущука был вынужден оставить город, а полевые войска турок были разбиты в сражении при Слободзее

После этих побед начались длительные дипломатические переговоры. И здесь Кутузов проявил лучшие качества дипломата. Ему удалось при помощи уловок и хитрости добиться подписания мирного договора в Бухаресте 16 мая 1812 г. Россия присоединяла к себе Бессарабию, а 52-тысячная Молдавская армия высвобождалась для борьбы с нашествием Наполеона. Именно эти войска в ноябре 1812 года нанесут Великой Армии окончательное поражение на Березине. 29 июля 1812 г., когда уже шла война с Наполеоном, Александр возвел Кутузова со всем потомством в графское достоинство.

Русско-турецкая война 1828-1829 годов

 

В 1828 г. Российская империя решила оказать помощь православным грекам в их войне против османского ига за национальную независимость и 2 апреля объявила Турции войну. В Молдавию прибыл начальник Главного Штаба генерал от инфантерии И.И. Дибич. 25 апреля он форсировал реку Прут, 27 мая переправился с войсками через Дунай, приняв активное участие в осаде Варны, за что был удостоен ордена св. Андрея Первозванного. Пользуясь неограниченным доверием императора и ведя с ним переписку, Дибич фактически руководил военными действиями вместо главнокомандующего генерал-фельдмаршала графа П.Х. Витгенштейна, а уже в феврале 1829 г. принял официальное командование русскими войсками. Его назначение коренным образом изменило обстановку на театре военных действий. 19 июня 1829 г. сдалась крепость Силистрия, а Дибич стал готовить армию к походу на Балканы, который начался 2 июля 1829 г. Причем на долю графа Дибича, выпала участь бороться не только с турками, но и с не менее опасным противником - чумой, сильно ослабившей его армию.

В шесть переходов, попутно одержав важную победу при Сливне, русская армия прошла 120 верст и уже 7 августа оказалась под стенами Адрианополя, не видевшего русских дружин со времен киевского князя Святослава. На следующий день Адрианополь сдался.

«Победоносная армия, предводительству вашему вверенная, - писал Император Николай I к графу Ивану Ивановичу от 12 сентября 1829 года, - с самого открытия кампании не переставала ознаменовывать себя блистательнейшими подвигами. Совершенное разбитие главных сил Верховного Визиря при селении Кулевчи, покорение крепости Силистрии, незабвенный переход Балканских гор, овладение всеми крепостями Бургасского залива и занятие второстоличного города Адрианополя, суть дела, покрывшие ее неувядаемой славой. Но, не довольствуясь сим, отличные воинские дарования ваши явили свету событие, превосходящее даже меру ожидания. Вы не замедлили перенести победоносные знамена Наши пред врата самой Столицы неприятеля, и опершись правым флангом на морские силы Наши, в Архипелаге находящиеся, а левым на Черноморский Наш флот, принудили наконец Оттоманскую Порту торжественно признаться в бессилии своем противустоять Российскому оружию, и решительно просить пощады».

У ног Николая I лежал Константинополь. Поднятие креста на Святой Софии становилось реальностью. Но этому не суждено было сбыться. Русское правительство не желало разрушения Османской империи. Переговоры привели к подписанию умеренного Адрианопольского договора, по которому Россия получала Кавказское побережье, а султан признавал независимость Греции и давал автономию Сербии.

Синопское сражение, 1853 год

 

Дальнейшее русско-турецкое противостояние в зоне Балкан и Черноморских проливов вынудило турецкого султана искать поддержку у Франции и Великобритании, опасавшихся усиления России в этом регионе. Такой расклад сил привел к тому, что османское правительство стало обострять отношения с Россией и вынудило последнюю открыть военные действия. Именно русско-турецкая война, окончившаяся разгромом флота Османской империи вызовет вмешательство британских и французских сил, что приведет в итоге к поражению России в Восточной войне 1853-1856 гг.

С началом военных действий между Россией и Турцией эскадра Осман-паши вышла из Константинополя для десантной операции в районе Сухум-кале и сделала остановку в Синопской бухте. Русский Черноморский флот имел задачу воспрепятствовать активным действиям противника. Эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова в составе трех линкоров во время крейсерского дежурства обнаружила турецкую эскадру и заблокировала ее в бухте. Была затребована помощь из Севастополя. Замысел командира эскадры, державшего флаг на «Императрице Марии», состоял в том, чтобы как можно быстрее ввести свои корабли на Синопский рейд и с коротких дистанций всеми силами артиллерии обрушиться на противника. В приказе Нахимова говорилось: «Все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и потому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг».

К моменту битвы в составе русской эскадры было 6 линкоров и 2 фрегата, а в составе турецкой - 7 фрегатов, 3 корвета, 2 пароходофрегата, 2 брига, 2 транспорта. Русские имели 720 орудий, а турки - 510.

Артиллерийский бой начали турецкие корабли. Русские корабли сумели прорваться сквозь заградительный огонь противника, встали на якорь и открыли сокрушительный ответный огонь. Особенно эффективными оказались впервые примененные русскими 76 бомбических пушек, стрелявших не ядрами, а разрывными снарядами. В результате боя, продолжавшегося 4 часа, весь турецкий флот и все батареи из 26 орудий были уничтожены. Турецкий пароход «Таиф» под командованием А. Слейда, английского советника Осман-паши, спасся бегством. Турки потеряли убитыми и утонувшими свыше 3 тыс. чел., около 200 чел. попали в плен. Часть пленных, в основном раненых, свезли на берег, что вызвало благодарность турок. В результате сражения турки потеряли 10 боевых кораблей, 1 пароход, 2 транспорта; были потоплены также 2 торговых судна и шхуна.

В русском плену оказался и сам главнокомандующий - Осман-паша. Его, брошенного своими матросами, спасли с горящего флагмана русские моряки. Когда Нахимов спросил у Осман-паши, есть ли у него просьбы, тот ответил: «Чтобы спасти меня, ваши матросы рисковали жизнью. Прошу их достойно наградить». Кроме вице-адмирала, в плен попали и три командира кораблей. Русские потеряли 37 чел. убитыми и 235 ранеными. Победой в Синопской бухте русский флот получил полное господство в Черном море и сорвал планы высадки десанта турок на Кавказе. За эту победу Нахимова удостоили звания вице-адмирала и ордена святого Георгия 2-й степени.

 

Русско-турецкая война 1877-1878 годов

 

Весной 1875 г. вспыхнуло стихийное восстание в Герцеговине, перекинувшееся затем и в Боснию. Поводом к восстанию явилось усиление податного гнета со стороны Турции. В Сербии и Черногории началось движение за оказание помощи Боснии и Герцеговине. Вскоре восстание было жестоко подавлено турецкими властями. В конце декабря 1875 г. австрийское правительство от имени России, Германии и Австро-Венгрии потребовало от турецкого султана провести ряд реформ: ввести свободу вероисповедания для христиан, ликвидировать откупную систему при взимании налогов, улучшить положение сельского населения, расходовать взимаемые в Боснии и Герцеговине налоги с населения только на нужды этих областей. Турецкое правительство хотя и соглашалось на проведение этих мер, однако не спешило с их выполнением. К тому же реформы не удовлетворяли балканские народы, которые стремились к полной независимости.

В апреле 1876г. вспыхнуло восстание в Болгарии, которое было жестоко подавлено: более 30 тыс. болгар убито, их селения сожжены. Действия турецких карателей в Болгарии вызвали возмущение европейской общественности. Не прекращались расправы турецких властей с населением Боснии и Герцеговины. В мае 1876 г. Россия, Германия и Австро-Венгрия подписала «Берлинский меморандум», по которому Турция принуждалась провести реформы для облегчения положения славянского населения на Балканах. Меморандум поддержали Франция и Италия. Но Турция отказалась гарантировать права христианского населения. Ее правительство напротив усилило карательные меры против славянского населения.

В этой острой международной обстановке Россия не могла уклониться от открытого участия в возникшем конфликте. 12 апреля 1877 г. Россия объявила Турции войну. События разворачивались на Балканах и в Закавказье. В день объявления войны русская армия перешла румынскую границу и двинулась к Дунаю. 7 июля русские войска овладели Шипкинским перевалом. Против русских войск была брошена крупная военная группировка под командованием Сулейман-паши. Начался один из героических эпизодов войны — защита Шипкинского перевала. В исключительно тяжелых условиях, при многократном превосходстве сил противника русские войска отражали атаки турецких войск.

В то же время противнику удалось сосредоточить крупные силы в крепости Плевна, находившейся на пересечении важнейших дорог. В ноябре 1977 г. Плевна сдалась, что стало важнейшим событием в ходе войны. После взятия русскими войсками Плевны начался завершающий период войны.

3 декабря отряд под командованием И.В. Гурко в тяжелейших условиях горной местности при 25-градусном морозе преодолел Балканы и освободил Софию. Другой отряд под командованием Ф.Ф. Радецкого через Шипкинский перевал вышел к укрепленному турецкому лагерю Шейново. Здесь произошло одно из крупнейших сражений войны, в ходе которого противник был разбит. Русские войска двигались к Константинополю.

Успешно развивались события и на закавказском театре военных действий. В начале мая 1877 г. русские войска успешно овладели крепостями Ардаган и Карс.

Переговоры о мирном договоре с Турцией завершились 19 февраля 1878 г. в Сан-Стефано, вблизи Константинополя. Согласно договору Сербия, Румыния и Черногория получали полную независимость. Провозглашалось создание Болгарии - автономного княжества, в котором в течении двух лет находились русские войска. Турция обязывалась провести реформы в Боснии и Герцеговине. Румынии передавалась Северная Добруджа. России возвращалась Южная Бессарабия, отторгнутая по Парижскому договору. В Азии к России отходили города Ардаган, Карс, Батум, Баязет и большая территория до Саганлунга, населенная в основном армянами. Сан-Стефанский договор отвечал чаяниям балканских народов и имел прогрессивное значение для народов Закавказья.

Россия против Турции в Первой мировой войне

 

В последний раз Россия и Турция воевали на Кавказском фронте Первой мировой войны (1914-1918 гг.), сражаясь в рядах двух противоборствующих военных блоков: Антанты (Россия) и Четверного союза (Турция). Боевые действия велись на территории Османской империи. Русская Кавказская армия под командованием генерала от инфантерии Н.Н. Юденича нанесла противнику ряд крупных поражений. Самым знаменитым было Эрзерумское сражение 1916 г.

Наступление русской армии развернулось в середине января 1916 г. Сначала Юденич нанес отвлекающий удар в Пассинской долине, а затем повел основное наступление на ольтинском и эрзерумском направлениях. В прорванный участок фронта оперативно была направлена Сибирская казачья бригада. При этом сам Николай Николаевич успешно маневрировал резервами, наладив жесткое управление войсками и держа ситуацию под контролем. В итоге турки бежали. Только 18 января указанная казачья бригада взяла 1500 пленных из 14-ти (!) различных полков. Был достигнут крупный успех, и вл. кн. Николай Николаевич уже хотел приказать отступать на исходные рубежи, однако Юденич убедил его в необходимости взять казавшуюся непреступной крепость Эрзерум. Он принял всю ответственность на себя. Конечно, это был риск, но риск продуманный.

Как писал подполковник Б.А. Штейфон: «В действительности каждый смелый маневр генерала Юденича являлся следствием глубоко продуманной и совершенно точно угаданной обстановки. И главным образом духовной обстановки.

11 февраля начался штурм, который был завершен через пять дней. В наших руках оказались 9 знамен, 327 орудий и около 13 тыс. пленных. В ходе дальнейшего преследования противник был отброшен на 70 - 100 км к западу от крепости. Общие потери русской армии составили примерно 17 тыс. человек, т.е. примерно 10 % ее численности, у турок они достигали 66 %.

Это была одна из крупнейших побед русской армии, которая заставила противника спешно перебрасывать войска с других фронтов, тем самым ослабив давление на англичан в Месопотамии и Ираке (правда, те так и не воспользовались успехами русских в полной мере). Так, против нашего фронта стала разворачиваться новая 2-я турецкая армия. Как писал советский военный историк Н.Г. Корсун: «В общем Эрзерумская наступательная операция, проведенная в тяжелых зимних условиях нагорном театре, представляет один из примеров доведенной до конца сложной операции, состоявшей из нескольких, вытекавших один из другого, этапов, закончившихся разгромом противника, потерявшего свою основную базу на передовом театре - крепость Эрзерум».

Под влиянием этой победы между Россией, Великобританией и Францией было подписано соглашение «О целях войны России в Малой Азии», в частности, в нем разграничивались сферы влияния в Турции. Союзники окончательно признали, что Проливы и Север Турецкой Армении должны были после войны отойти к России.

Гибель обеих империй на последней фазе войны привела к новой расстановке сил в Черноморском регионе, где на первый план вышли отношения между двумя молодыми государствами: Советской Россией и Турецкой республикой. По итогам Первой мировой войны и революции Россия лишалась в Закавказье значительных территорий – области Карс. Армянское население, испытавшее в период войны геноцид со стороны турок, потерявшее (по разным оценкам) до 1,5 млн. чел. переселялась в Россию.

В годы Второй мировой войны турецкое правительство, хотя и оставаясь нейтральным, занимало прогерманскую позицию. В период битвы за Сталинград советская Ставка и Генштаб опасалисьудара в спину со стороны Турции, которая сосредоточила на своих границах значительные контингенты войск. И лишь победы Красной Армии сделали для Анкары невозможным наступление на советское Закавказье, где турецкие войска должны были соединиться с частями вермахта.

После Второй мировой войны Турция вступила в НАТО и продолжала свою антисоветскую политику. Именно размещение американских ядерных ракет в Турции спровоцировало в 1962 г. ответный шаг СССР – размещение своих ракет на Кубе. Карибский (Кубинский) кризис едва не привел человечество на грань катастрофы.

В современном мире Турция, оставаясь членом НАТО, не оставляет своих давних реваншистских устремлений, замешанных еще на имперских (османских) традициях. Любое ослабление России Турция воспринимает и будет воспринимать как шанс вернуть себе некогда утраченные территории, включая Крым. Об этом нужно помнить всегда, говоря о перспективах дальнейших российско-турецких отношений.

Н.А. Копылов, к.и.н., ведущий научный сотрудник РВИО

По материалам сайта: http://histrf.ru/



Вернуться к списку новостей

 

 

               

 

Карта города

Панорамы Вышнего Волочка
Расписание автобусов
Письмо Главе города

 

Визитная карточка Вышнего Волочка

 

 

 

 

 

 

 

 

LLC Site Plus